Проблемный научно-философский и культурологический журнал http://www.polygnozis.ru
   

Главная

Поиск

Печать
   
 
 » О журнале
 » Тематика
 » Редакционный совет
 » Требования
 Аннотации и ключ.слова
А Б Г Д З И К Л М Н Р С Т Ч Ш Щ
 Annotations and key words
A B C D G I K L M R S Z
 Рубрикатор
A B C E F G H I L M N P R S T U W Д И М О П Р
 » Адрес редакции

  М.К.Арчаков. К вопросу о мировоззренческих установках праворадикальных организаций в современной России//Полигнозис, 3(39), 2010

 

К вопросу о мировоззренческих установках

праворадикальных организаций в современной России

 

М.К.Арчаков

 

В ряде европейских стран, начиная с 1990-х гг. ХХ в. четко обозначились в настроениях «правые» националистические тенденции, вызванные целым рядом факторов, основным из которых является ситуация с мигрантами, составляющими серьезную конкуренцию коренному («белому») населению. В некоторых европейских государствах на антииммигрантской волне в полный рост заявили о себе достаточно мощные националистические ультраправые движения, представленные рядом политических партий, использующих в своей деятельности экстремистские методы борьбы.

Бытующие представления о том, что экстремизм есть типичная черта слаборазвитых стран и немодернизированных обществ, опровергнуты социальной практикой европейского континента в последней четверти ХХ в., ибо наблюдается в странах с демократическими формами правления, с сильными институтами правового государства и гражданского общества и вполне эффективной и благополучной экономикой. Все чаще различные комиссии Европейского парламента выражают свою озабоченность активизацией экстремистских группировок как правого, так и левого толка.

Идеология правого радикализма на Европейском континенте основана на националистических, расистских и неонацистских взглядах. Она не признает универсального принципа равенства людей независимо от их этнической, расовой и конфессиональной принадлежности. В политическом плане правый радикализм отрицает существующие легитимные структуры и институты, стремится к разрушению стабильности в обществе, пропагандирует авторитарную политическую систему, представляющую собой единый сплав государства этнически, расово и конфессионально гомогенного народа. Идеология радикализма отрицает демократию с ее системой свободных выборов, существованием политической оппозиции. Господство тотальной идеологии, отражающей систему взглядов правых радикалов, искоренение всякого инакомыслия и свободы слова представляются им идеальным порядком в обществе.

Свившие себе коричневые гнезда практически во всех развитых странах ________________________________

           

Ó Арчаков М.К., 2010.

Европейского континента правые радикалы и экстремисты особенно активны в ФРГ, Италии, Франции, Австрии, Нидерландах, а также и в России.

Современный правый радикализм в России представлен организациями и группировками как националистического, так и религиозного толка.

Националистический радикализм проявляется в деятельности различных ультраправых организаций: Народной Национальной партии (ННП), Национально-Державной партии России (НДПР), Партии Свободы, Славянского Союза, многочисленных группировок скинхэдов. Как правило, данные объединения ориентируются на идеологию германского национал-социализма или итальянского фашизма, слегка измененную для российских условий. Так, для подобных организаций характерны следующие идеи:

1. Идея «национальной революции». Под этим понимается революционное преобразование нации (государства) на основе обращения к консервативным традициям и мифам прошлого. Причем в праворадикальных идеологиях (нацизм, фашизм) политический миф выступает основной частью мировоззренческих установок, и поэтому миф «Третьего Рейха» у российских радикалов причудливо трансформируется в миф «Русского национального государства». Практически все националистические праворадикальные формирования в России в качестве своей цели рассматривают создание тоталитарного государства на основе примата крайнего русского национализма[1].

2. Крайний, жесткий национализм, включая элементы расизма, проявляется в провозглашении арийского начала русской нации как признака высшей расы. Идея жесткого национализма характерна практически для всех националистических организаций, действующих в современной России, тогда как идеи расизма открыто пропагандируются группировками скинхэдов, как установки целиком заимствованные у зарубежных скинхэд-групп.

3. Идея тотальной диктатуры национальной элиты во главе с вождем на основе ее организации по иерархическому принципу составляет основу руководящей партии военизированного типа. Одной из первых праворадикальных организаций в России, взявшей за основу принцип «вождизма» или, как его еще называют «фюрер-принцип», было движение «Русское национальное единство» (РНЕ): «Мы выступаем за единое государство, основывающиеся на принципе единства нации, одухотворенной единой национальной идеологией и руководимой одним вождем, на котором лежит вся ответственность перед нацией и историей за принимаемые решения»[2]. В последующем данный принцип организационного строительства стал основополагающим для многих националистических объединений в России. Нетрудно заметить, что идея установления жесткой диктатуры во главе с вождем нации восходит к идеологическим установкам германского нацизма, итальянского фашизма, румынского гвардизма и т.п. Их основные положения таковы:

1.                 Определение врагов нации –– внутренних (евреи, кавказцы, демократы, коммунисты и т.п.) и внешних (мировое еврейство, западные демократии, США и т.д.). Вообще, любой национализм –– это, прежде всего, идея разделения на «своих» и «чужих», стремление определить, выделить отличительные характеристики своего этноса, нации в сравнении с другими. У радикально-националистических организаций данная идея гиперболизирована и все «чужие» –– непременно или «враги» или просто «некомплементарные народы»[3]. Отсюда для большинства националистических объединений в современной России характерны ксенофобия, антисемитизм, кавказофобия и т.п.[4]

2.                 Идея построения тоталитарного государства на основе корпоративности и социально-территориального представительства при ликвидации национальных автономий. Идея единого, тоталитарного государства русской нации –– основной миф, которому следуют практически все русские националисты от умеренных до ультрарадикальных. Построение подобного государства, естественно, немыслимо без ликвидации национальных автономий, упразднения многочисленности субъектов Российской Федерации. Одним из первых за ликвидацию национальных автономий высказалось движение РНЕ: «На территории России не должно допускаться существование каких бы то ни было автономных территориальных образований». Более «умеренный» лидер НДПР А.Севастьянов заметил, что партия выступает против «противоестественного для России федеративного устройства, которое не только нарушает права русских людей в национально-территориальных образованиях, но и всего русского народа во всей России как целого».

3.                 Отрицание парламентской демократии, многопартийности, плюрализма идей в обществе; признание необходимости подавления оппозиции путем проведения широких репрессий в госаппарате, силовых структурах и во всем обществе. Достаточно прямо и конкретно об этом высказался лидер РНЕ А.Баркашов: «Оппозиция должна быть уничтожена и запрещены митинги». Упразднение институтов парламентской демократии признают лидеры и других праворадикальных объединений в России.

Таким образом, основой мировоззренческих установок националистических праворадикальных организаций и групп выступает жесткий национализм, различные мифы о «тоталитарном государстве единой русской нации», а также создание устойчивого образа «врага» как серьезного препятствия для наступления «Золотого Века» русского национального государства.

Правый религиозный радикализм в современной России представлен как организациями сторонников исламского фундаментализма, так и объединениями приверженцев «радикального православия», а также и организациями так называемого «славянского неоязычества».

Особенностью религиозного радикализма является приоритет той или иной религии, религиозных взглядов, выраженных в крайних формах и нуждающихся в защите от «неверных», т.е. сторонников других религиозных учений или атеистов.

Любая праворадикальная религиозная организация в своих мировоззренческих установках ставит на первое место какое-либо религиозное учение (ислам, православие, буддизм, язычество и т.д.), а затем уже дополняет его национализмом или расизмом, ксенофобией, неприятием светского типа государственного устройства и т.п. Причем нередко деятельность религиозных праворадикальных групп носит экстремистский характер и связана с применением политического насилия, использованием террористических методов борьбы, пропагандой свержения конституционного строя.

В конце ХХ–нач. ХХI вв. в России активизировалась деятельность таких исламских организаций, как Международная исламская организация «Спасение», «Джамаат Ихья Ат-Турас Аль-Ислами», «Катар», «Икраа» и др., финансируемых и направляемых Саудовской Аравией, Пакистаном, Кувейтом и др. Эти организации сыграли огромную роль в финансировании экстремистских организаций Северного Кавказа, выступающих под знаменем ислама. Для них была характерна практически открытая пропаганда панисламистских идей объединения всех мусульман региона для вытеснения России с Северного Кавказа, создания в северокавказском регионе исламского государства[5].

Основой мировоззренческих установок радикальных исламских организаций является идея о том, что обязанностью мусульманина является участие в джихаде, священной войне против «неверных», которая трактуется исключительно как вооруженная борьба. Ключевым моментом этого учения является то, что «неверными» провозглашаются не только «безбожники» и представители других конфессий, но и все мусульмане, которые подчиняются неверным, общаются с ними или не согласны с идеями концепции, в частности, с ее трактовкой джихада. Для обоснования возможности насилия над всеми, кто не подчинился воле Аллаха, радикальными исламистами используется известная идея, согласно которой мусульманин обязан побуждать всех следовать тому, что предписано шариатом, и предотвращать совершение запрещаемого им[6].

Именно поэтому главной угрозой общественной безопасности РФ является стремление радикальных исламистских формирований навязать обществу модель «исламского государства» на основе жесткого –– вплоть до вооруженных форм ––подавления инакомыслия и постоянного обострения любых религиозных, этнонациональных и других конфликтов на территории современной России.

Не менее радикальны в своих взглядах и защитники так называемого «русского православия». Наиболее непримиримой праворадикальной организацией является Русское православное национально-социалистическое движение (РПНСД). Эта организация создана осенью 2001 г. в Перми на основе распавшегося Пермского отделения РНЕ.

Возглавил организацию бывший член ЦС РНЕ В.Носков, объявивший о том, что новая организация является не просто политической, но и Свято-Михайло-Архангельской общиной истинно-православных христиан. По мнению активистов РПНСД, целью движения является создание православно-теократического государства, политический строй которого определяется как национал-социализм.

Исходя из своих программных установок, РПНСД старается активно участвовать в российском политическом процессе. Так, пропагандистский аппарат РПНСД настаивает на создании автономных общин своих сторонников в регионах РФ. Подобные общины нужны РПНСД в качестве инструмента подготовки и создания христианского государства. Создание христианского государства возможно лишь при реализации сепаратистских тенденций. Поэтому руководство РПНСД считает, что создание региональных автономных общин может быть особенно актуальным в связи с «неизбежным разделом» России. Так, в случае дестабилизации общественной ситуации в РФ общины РПНСД могут выступить одним из акторов регионального сепаратизма. Однако процесс создания региональных общин РПНСД идет довольно медленно и охватывает в основном Пермь, Челябинскую и Свердловскую области.

Подчеркнутый расизм и крайняя религиозная нетерпимость не позволили РПНСД сформировать массовую общественную структуру, необходимую не только для реализации поставленных задач, но и для оказания давления на органы власти в России.

Своеобразным участником политического процесса в современной России является движение за возрождение древнейших дохристианских верований и обычаев Руси –– славянское (русское) неоязычество.

Наибольший интерес для нашего исследования представляют неоязыческие организации, стремящиеся заявить о себе как о религиозно-политических организациях. Одним из достаточно известных политических объединений современных неоязычников является общественное движение «Русское освободительное движение» (РОД), созданное 22 июня 1997 г. в деревне Весенёво Шабалинского района Кировской области. РОД не имеет государственной регистрации, уставных документов, формального руководства. Это объединение ряда мелких националистических партий и групп вокруг общепризнанного идеолога и духовного лидера Доброслава (Алексей Добровольский). Основой для создания объединения «Русское освободительное движение» послужила одна из главных теоретических работ Доброслава «Природные корни русского национального социализма». В этой работе, как и других, Доброслав прямо пишет: «Христианство лишь подстилка сионизма, религия, делающая людей рабами без всякой борьбы. Срочно необходимо осознать: идет отечественная война против иудейских поработителей»[7].

Нетрудно заметить, что идеология Русского Освободительного Движения –– это не возрождение дохристианских религиозных верований славян, а обычное разжигание религиозной вражды, примитивное антихристианство, радикальный национализм. Таким образом, РОД не является чисто религиозной организацией, но вышеизложенное позволяет отнести данное объединение к политическому религиозно-националистическому радикализму.

Менее известной, но более скандальной является неоязыческая организация «Церковь Нави» во главе с И.Лазаренко. Основой для «Церкви Нави» послужил Фронт Национально-революционного действия (Партия Национальный фронт), созданная И.Лазаренко в 1992 г. В своей программе «Церковь Нави» декларирует культ абсолютной власти вождя нации, элитаризм, национал-социализм, антихристианство.

Кроме вышеперечисленных, в современной России существует еще более десятка неоязыческих групп, пытающихся сочетать неоязычество с участием в политической жизни страны.

Основными задачами политизированных неоязыческих групп являются: расширение поля деятельности (региональный фактор), пропаганда неоязычества, как правило, в форме резкого осуждения Православия как иудео-христианства (мировоззренческий фактор) и постоянно предпринимаемые попытки объединения неоязыческих групп в единую политическую партию, открыто действующую на политической арене современной России (интегральный фактор). Характерная для вышеописанных групп и организаций пропаганда национализма, религиозной розни (антихристианство), расизма позволяет утверждать, что речь идет о праворадикальных религиозно-националистических организациях неоязыческого толка.

Подводя итог сказанному, следует подчеркнуть, что истоки российского правого радикализма носят социально-экономический, социально-психологический и социокультурный характер. Затяжной социально-экономический кризис в стране, высокий уровень смертности, нищета основной массы народа, рост безработицы и обострение конкуренции на рынке труда, подъем преступности, разжигание в СМИ этнофобии и пропаганда расизма, насилия, культа силы, распространение атмосферы бездуховности и вседозволенности, коррупция во всех ветвях власти, многофакторные последствия разрушения Советского Союза и изменение геополитического положения страны –– все это питает политический радикализм и способствует рекрутированию им новых адептов, расширению его социальной базы.

Мировоззренческие основы правого радикализма проявляются в сочетании жесткого национализма, расизма, ксенофобии, религиозного фундаментализма, что при обострении социально-экономической ситуации в стране может привести к росту социальных, национальных, религиозных конфликтов и представляет серьезную угрозу российскому обществу. Поэтому противодействие росту правого радикализма должно носить комплексный характер и включать в себя деятельность не только государственных органов власти, силовых структур, но и институтов гражданского общества.

 

 

 



[1] См.: НДПР – партия русского народа. М., 2005. С. 72.

[2] Русский порядок. 1993. № 2.

[3] См.: Севастьянов А.Н. Этнос и нация. М., 2008.

[4] Основы русизма. М., б. г.изд. С. 12.

[5] Мамараев Р. Угроза «талибанизации» Северного Кавказа // Азия и Африка сегодня. 2008. № 11. С.

22.

[6] Ханбабаев К. Исламский радикализм на Северном Кавказе // Свободная мысль. 2007. № 3. С. 106.

[7] Добровольский А.А. Язычество как волшебство. М., 2005. С. 251.

  Журналы
2013 г. - №1-4
2012 г. - №1-4
2011 г. - №3-4 №2 №1
2010 г. - №3 №1-2
2009 г. - №4 №3 №2 №1
2008 г. - №4 №3 №2 №1
2007 г. - №1
2004 г. - №4 №3 №2 №1
2003 г. - №4 №3 №2 №1
2002 г. - №4 №3 №2 №1
2001 г. - №4 №3 №2 №1
2000 г. - №4 №3 №2 №1
1999 г. - №4 №3 №2 №1
1998 г. - №4 №3 №2 №1
 Список авторов
  Авторы
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Х Ц Ч Ш Щ Я
 Об авторах
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Х Ц Ч Ш Щ Я
 
Главный редактор: САМОХВАЛОВА Вера Ильинична

© Институт философии Российской академии наук, 1998-2018 гг.
 
© Журнал "Полигнозис", 1998-2018 г.
 


© Сопровождение сайта: Издательство "ИИнтеЛЛ"